Пресса

Игорь Скикевич — о жизни с инвалидностью, но без ограничений

 

 

Недавно Игорь Скикевич ездил в Анапу для испытания своего изобретения — инвалидной коляски для подводного плавания. А до этого он поднимался в горы, летал на мотопараплане, совершил экспедицию в одиночку автостопом в инвалидной коляске от Севастополя до Курильских островов, пройдя более 20 000 км, и много чего еще, что, казалось бы, невозможно для человека в инвалидном кресле. Мы поговорили обо всех его многочисленных проектах и хобби, а также о том, как в 42 года он оказался прикованным к кровати без какой-либо надежды на восстановление.

«42 — самый расцвет сил»

До 42 лет Игорь Скикевич вел очень активный образ жизни: много путешествовал по Сахалину, где прожил 30 лет, а также любимому Дальнему Востоку, проводя экскурсии по самым интересным и труднопроходимым природным местам для иностранных туристов.

О том, как банальное ОРЗ превратило его в лежачего инвалида, сегодня он рассказывает спокойно. И фразу «ошибка врача» произносит без горечи и обиды.

«Конечно, мне комфортно об этом говорить, — снимает все мои переживания о неудобном вопросе Игорь. — Это была грубейшая ошибка врача, у меня был банальный грипп, продуло мышцу, обратился к неврологу в частную клинику. Неправильно поставили диагноз, неправильно лечили. В итоге пошел остеомиелит, загноение спинного мозга, и инфекция пошла в кость шейного позвонка».

Игорь всегда любил походы, ночевки в палатках, похлебку из котелка

Игорь всегда любил походы, ночевки в палатках, похлебку из котелка
@igor.skikevich

«Через месяц разорвало спинной мозг полностью. Меня всего парализовало».

Игорь вспоминает, как сотрудники скорой помощи выносили его из дома в простыне, потому что нельзя было прикоснуться к нему, а он пел песню «Врагу не сдается наш гордый Варяг».

И действительно, не сдался. Даже когда врачи долго не могли найти очаг инфекции, так как его не определяло ни одно МРТ. И когда на теле уже не было живого места из-за отмирания тканей и обширных пролежней. И даже после того, как «три раза умирал», он продолжал цепляться за жизнь к удивлению врачей.

И один молодой врач-нейрохирург был так восхищен его стойкостью, что тоже решил ни за что не сдаваться.

«Он за меня как за родного боролся, — говорит Игорь. — У меня не было живого места во рту, весь крестец выела инфекция, стопы, пролежни страшнейшие были. И это в 42 года, когда самый расцвет сил».

Врачу удалось буквально вручную найти очаг инфекции. После операции Игорь две недели провел в коме, а проснулся «словно в инопланетном корабле».

«Есть такие фильмы, где они 50 — 100 лет летят, а потом просыпаются. Я очнулся и чувствую, что на меня кто-то смотрит. Обернулся и увидел девушку, которая смотрит на меня лукавыми глазами и как будто говорит: «Ты сделаешь то, чего никто вообще не делал». В следующий раз я уже очнулся в машине скорой помощи по дороге в районную инфекционную больницу Уссурийска».

"Ты сделаешь то, чего никто никогда не делал".

«Ты сделаешь то, чего никто никогда не делал».
@igor.skikevich

«Мама плакала два дня»

Даже про уход жены он говорит сегодня спокойно и, кажется, с полным пониманием и принятием: «Ей 30 лет, вся жизнь еще впереди». Рассказывает, как пролежал всю зиму дома у мамы словно в спячке. 

«Просто лежал в форме эмбриона, состояние было такое, что ты живешь, дышишь и уже хорошо. Как овощ, под себя ходишь, тебя с ложечки кормят, а ты просто никто. Просто тело».

«У меня прогноза никакого. Шестой позвонок удалили полностью, а шейные позвонки — это самая серьезная из травм. Плюс разрыв спинного мозга, инсульт спинного мозга. Была какая-то отрешенность — может, еще после комы мозг не мог эту действительность переосмыслить».

Прошла зима, настал апрель, за окном слышны были веселые крики детей. Жизнь буквально врывалась в комнату, и вот тут  Игорю, по его признанию, впервые стало страшно.

«У каждого человека есть ген суицида и нельзя допустить, чтобы он сработал, — рассказывает мужчина. — И в какой-то момент, ночью, он как дуплетом в меня: так мне тоскливо стало. Таблеточки лежат рядышком, чуть-чуть локоточком дотянуться и уйти из жизни».

"Смерть, а давай обнимемся?"

«Смерть, а давай обнимемся?»
@igor.skikevich

«Я закрыл глаза и представил, что ко мне приходит смерть. А я ее уже чувствовал. И вот она заходит в комнату, я открываю глаза, а она рядом стоит. А я себя помню, что я всегда был позитивным, и я ей говорю: «А что ты стоишь, иди ко мне, я тебя обниму!» Она как шарахнется от меня. И все мысли о суициде сразу улетели, как-то даже легче стало».

С той ночи Игорь стал систематически заниматься аутотренингом, рассудив, что терять ему все равно нечего. Он вспоминает, что представлял себя на войне, раненым, но с необходимостью выполнить срочное боевое задание. И однажды увидел настолько реалистичный сон, что тело начало поддаваться.

«Снится мощный сон, что есть приказ погасить боевую точку, а там только ползком ползти. И я открываю глаза, а у меня дергается нога и упирается в спинку кровати. Сама, на рефлексах, дергается. Это было реально! И я понял, что попал в точку».

Через пару недель мама нашла его в углу комнаты, а как дополз, он не помнил. Игорь объясняет, что его «тело двигалось за счет рефлексов и мышечной памяти, которые он воспроизводит в полуснах». А через 24 дня упорных занятий он уже сам сел на кровати. 

«Это была моя первая победа, — говорит Игорь. — Я сижу на кровати, а руки не работают, они скрюченные такие. Мама плакала два дня. Ведь все врачи говорили, что это бесполезно. А я сижу!»

«Все это благодаря болезни»

Чтобы восстановить работу мозга и память он начал сочинять стихи. Стихи нужно было записывать, поэтому стал вставлять в пальцы ручку и пытаться выводить на бумаге слова. Потом нужно было восстановить кисти рук — начал рисовать. Для окончательной разработки всех пальцев — занялся музыкой. Говорит, что все эти хобби появились только «благодаря болезни».

Врачи из Медицинского центра психиатрии и неврологии им. Бехтерева, обследовавшие Игоря, не переставали удивляться его прогрессу.

«Они говорят, что мы вообщем-то с научной точки зрения это все понимаем, но как убедить пациентов делать это? Пиши книгу, Скикевич. Пиши книгу!» — смеется Игорь.

«Мне много звонят и пишут инвалиды со всех уголков России, — добавляет он. — Просят дать тот или иной совет в своей реабилитации. Всегда иду навстречу и чем могу помогаю, советуя методику восстановления из своего личного опыта. А за 5 последних лет провел более 150 мотивационных встреч с молодёжью, с детьми, с пенсионерами, с инвалидами, мотивируя всех на здоровую, счастливую и активную жизнь. Главное не сдаваться и верить в свои силы!»

«Несколько десятков людей уже восстановилось по максимуму, занимаясь по моей системе оздоровления с помощью аутотренинга, а некоторые врачи-неврологи используют мой метод для дополнения к общепринятой реабилитации инвалидов».

"Благодаря болезни, я начал рисовать"

«Благодаря болезни, я начал рисовать»
@igor.skikevich

Возвращение к активному образу жизни не заставило себя долго ждать. С 2010 года Игорь Скикевич активно занимается спортивным и социальным туризмом, проверяя туристические маршруты на удобство и доступность для людей в инвалидной коляске.

В 2017 году он запатентовал свое изобретение — первую в мире самоходную коляску для дайвинга «Барракуда», а в этом году вместе со своим другом, профессиональным дайвером-инструктором SSI Павлом Гуревичем, провели масштабные испытания подводного устройства в Черном море, основав первую в России Международную школу по спортивному парадайвингу при поддержке Экспедиционного Центра «Арктика». 

Сейчас мечтает найти единомышленников по всему миру и открыть совместные специализированные центры для обучения дайвингу людей с ограниченными возможностями.

Первая в мире самоходная инвалидная коляска для дайвинга

Первая в мире самоходная инвалидная коляска для дайвинга
@igor.skikevich

Но даже больше, чем своими подводными достижениями, Игорь гордится подвигами в горах.

«Три года искал возможность, альпинисты отказывались даже верить в это. Изучал всевозможные приспособления, крепления, различные техники и методики. В пяти клубах пытались что-то сделать: подниматься еще как-то получалось, а вот при спуске обвязка сразу либо в горло впивалась, либо грудь пережимала».

В качестве последней надежды Игорь решил обратиться к спелеологам, у которых методика немного отличается от альпинистов. И оказалось, что все гениальное — просто, когда ситуацию спасли два узелка.

«Сделали обвязку, а коляску все равно кидает, потому что, когда ты поднимаешься, нет устойчивости. И, когда я спустился, мы стали снова изучать обвязку. И вдруг одна девушка-инструктор говорит: «А что, если вот тут, посередине, два узелка сделать?» Эти узелки спасли ситуацию полностью».

Все гениальное - просто: два узелка в обвязке открыли дорогу в альпинизм

Все гениальное — просто: два узелка в обвязке открыли дорогу в альпинизм
@igor.skikevich

Сегодня Игорь Скикевич живет и тренируется в Подмосковье, где руководит отделом по работе с молодежью в Экспедиционном Центре «Арктика», организует мастер-классы по туризму для детей и молодежи, много путешествует и занимается благотворительной деятельностью. В скорых планах — экспедиция в Арктику, а еще он признался, что хочет обязательно добраться до Новой Гвинеи и до Австралии — это «детская мечта, идущая с ним всю жизнь».

«Я прямо цель поставил! Не знаю, как и каким образом, но обязательно доберусь».

Более подробное интервью с Игорем Скикевичем для SBS Russian можно послушать в аудио-плеере наверху страницы.

POST YOUR COMMENTS

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Name *

Email *

Website

Мои друзья путешественники, краеведы, историки и творческие люди


ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОДДЕРЖКА

Телевидение

Пресса и интернет

 

Радио






© Игорь Скикевич 2015-2020 Все права защищены Копирование материалов разрешено только с активной гиперссылкой на источник